Фотограф Ларри Финк

Larry Fink
Larrylarryfinkphotography.com

Фотограф Ларри Финк     Ларри Финк работает фотографом уже более 40 лет и с большой любовью вспоминает первую сделанную им фотографию. "Мне было 13 лет, и я заснял желтые нарциссы на лужайке перед нашим домом, проявил и отпечатал снимок вместе с приятелем, который разделял мое хобби. Моей маме показалось, что по детальной точности восприятия натуры я воистину равен Дюреру, живописцу и граверу XV века. Картинка, помнится, на деле была паршивенькой и нисколько с Дюрером не сопоставимой, но мама любила меня и желала мне всего самого лучшего, поэтому и дала волю фантазии".

    В итоге Финк оправдал чаяния матери, став замечательным фотографом, чья карьера за несколько десятилетий "охватила" многие страны мира и самые разнообразные технические средства. Ныне он занимает должность профессора фотографии в Бард-колледже (штат Нью-Йорк), а более 60 его снимков находятся в собрании нью-йоркского Музея современного искусства. Его дважды поддерживал своими грантами фонд Гуггенхейма и дважды - Национальный фонд искусств, а ретроспективная выставка, иллюстрирующая весь его творческий путь, экспонировалась в нескольких европейских музеях.

    И этим список его достижений не ограничивается. Финк работает по контракту с "Конде Наст", сотрудничаете "Вэнити Фэйр", "Нью-Йоркером", "СО" и "Нью-Йорк Тайме Мэгэзин". Его рекламный портфолио включает заказы, исполненные для таких транснациональных корпораций, как "Кюнар", "Шивас Регал", "Смирнофф", "Годива","Найк" и "Мастеркард".

    Он с удовольствием выслушивает - и сам себе задает - вопросы о самом главном. "Что такое портрет? - размышляет он. - Вот кто-то приходит в студию или фотограф приходит к кому-то в дом, чтобы сделать портрет, чтобы кого-то портретировать. Что значит портретировать? Означает ли это передачу среды, жизненного контекста или же передачу внешних факторов, выражающих внутреннюю душевную жизнь? Что такое портрет? Это лишь вопрос о другом вопросе. Я не портретный фотограф, я - фотограф, который, портретируя людей, стремится выявить их духовную суть".

    Финк рассказывает о своей работе легко, с юмором, в то же время поражая глубокими философскими высказываниями. "Мне нравится мое занятие, поскольку я - живое существо, и как всякое живое существо, сколько бы мы его абстрактно ни усложняли, прежде всего люблю обнюхивать себе подобных. Так, нюхом, на ощупь, интуицией или импульсом создают свои портреты кошка или змея, мы же идем более сложным путем, стремясь распознать и зримо воплотить чужую душу".

    Убедительное сочетание философии с анализом стало залогом успеха Финка. Сам мастер своим самым серьезным недостатком полагает непостоянство, но при этом он говорит: "Для фотографа непостоянство - не такой уж порок, Ведь в самом деле: если вы влюбляетесь во все, что замечаете, видите и переживаете, то тогда вам легко уловить самые важные и характерные жесты и позы, тогда из вас может выйти хороший фотограф".

    Он любит фотографировать тех, кто столь же эмоционален, энергичен и многогранен, как и он сам, "тех, что как бы намагничивает мой мозг и сердце, притягивая меня также сильно, как я притягиваю их. Вовсе не обязательно, чтобы это были какие-то знаменитости, кто-то с авансцены нашей ш^ггеллектуальной и социальной жизни. Это могут быть и фермеры, но наделенные такой энергией и душевной силой, такие по-своему "родовитые", что жизнь их излучает воистину преображающее духовное обаяние".

    Финк отчетливо понимает, что известность ему принесли остроэмоциональные и драматичные произведения. "Меня знают как мастера такого стиля, где царят яркие и четко вычерченные образы, стиля высокой драмы.

    Всегда нужно вырабатывать какой-то стиль, а он рождается спонтанно, по мере необходимости. Если же стиль культивировать лишь ради самого стиля, он превращается в подручное, пусть даже и весьма удобное и надежное средство, но, в любом случае, в такую вещь, от которой каких-то особых откровений не дождешься. Вероятно, у представленных здесь работ, да и вообще у тех фотографий, что я делаю, есть свой определенный стиль, но не потому, что я какой-то особенно "стильный" парень, а потому, что я изо всех сил стремлюсь материализовать на снимке увиденное мною таким образом, чтобы у другого человека появилось или, по крайней мере, промелькнуло в душе духовно сходное чувство. Надеюсь, что мои произведения получаются действительно "живыми"".

    Финку нравятся работы многих фотографов младшего поколения. "Вспоминается, к примеру, Митч Эпстейн. Я люблю также и Стивена Стоура, моего коллегу по Берд-колледжу. Весьма симпатичен мне Роберт Франк с его романтическим пессимизмом и великолепным умением передать душу модели в рамках одного кадра".

    Финк почитает и многих других мастеров, от Лизетт Модел, своей первой учительницы, до Анри Картье-Брессона и Брассаи. Родившийся в 1941 году, он стал битником второй волны, возмужавшим в самый разгар социальной революции 1960-х. "Я родился в удачное время. Я просто обречен был делать именно то, что делаю, ощущая это влечение как самую настоящую манию". Мастер рассуждает о том, что бы с ним произошло, если бы он столь страстно не увлекся фотографией. "Возможно, я стал бы преступником, -предполагает он. - В юности от меня было мало толку. Я был просто юнцом, которого выгнали из школы, который воровал автомобили, принимал наркотики, был настоящим врагом общества. Вообще-то в душе я был неплохим парнем, добрым и стремившимся к свету, но в ту пору я просто отчаялся. А возможно, я мог бы стать врачом, поскольку его методы и выводы столь глубоко человечны и просты, просты не в техническом (тут они, напротив, могут быть достаточно сложными), а в глубинном, духовном смысле этого слова. Наконец, я мог стать просто-напросто трактористом! В общем, вариантов масса, но в итоге я - фотограф и преподаватель".

    На вопрос о своей самой крупной удаче в жизни Финк отвечает: "Самая большая удача - этот тот факт, что я смог выжить и тем или иным способом поделиться своим внутренним опытом с другими, внушая (в том числе и своим студентам) чувство ответственности, ясности и доброты, равно как и чувство необходимости быть максимально последовательным во всех этих вещах". Финк полагает, что у каждого его героя есть какие-то свои неповторимые душевные качества, а потому его персонажей нельзя делить на плохих и хороших. "Вот появился еще кто-то, способный увлечь вас на минуту-другую или на час, неделю или год, и вы спешите оказать ему услугу, запечатлев его человечность и его тайну".

Фото портреты

Фотограф Ларри Финк Молли
Сделано, когдаей было три месяца от роду, вавгусте 1979г.
Фотограф Ларри Финк Норман Катан и Молли Финк
Сделано в Хардингсбурге (штат Кентукки), в октябре 2001 г.
Фотограф Ларри Финк Смвмлья Клейнман и Мэгги Кюн
Сделано в Грей-Пантерс, - в апреле1991г.
Фотограф Ларри Финк Автопортрет с Молли.
Октябрь 1982 г.